Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Европейский тур Pearl Jam
Гранж на социальные нужды.
Перед стартом европейского тура Pearl Jam корреспондент RS отправился в гости к вокалисту группы Эдди Веддеру, чтобы узнать все о первых двадцати годах существования группы, метании топоров и его дружбе с Питом Тауншендом.

Лидеру pearl jam Эдди Веддеру есть о чем рассказать: продолжающийся тур в поддержку прошлогоднего альбома "Backspacer", документальный фильм о группе, который снимает режиссер и бывший автор Кэмерон Кроу ("Почти знаменит"), в меру увлекательная жизнь дочерей, близкая дружба с Питом Тауншендом, серфинг, метание топоров, но прежде всего - двадцать лет, которые давят на плечи пятерых участников коллектива. Группы, много раз находившейся на храни распада, однако так и оставшейся единственной командой гранжа, которая последовательно эволюционировала и не теряла ключевых участников.

Мы разговариваем с Ведцером в его "мозговом центре" (или "мультифункциональном пространстве"), принадлежащем группе и расположенном в пригороде Сиэтла. Что это ты там пьешь, травяной чай? Нет, сегодня всего лишь разбавленный кофе. Я всегда думал, что Сиэтл - родина самого крепкого кофе. Конечно, а еще это родина самого вкусного пива.

Но я пью только некрепкое пиво и кофе, потому что я поглощаю их литрами, так что если бы я выливал в себя самое лучшее, проблем было бы выше крыши. Тогда тебе придется быть очень осторожным в Европе. Да уж. (Прикуривает сигарету.). На тебя легко повлиять? Нет, но иногда я позволяю завлечь себя слишком далеко и из этого непросто выбраться. Знаешь, когда у тебя есть дети, которые нуждаются в тебе, это может стать поводом для расстройства. У тебя две дочери, верно?

Да. Наверное, непросто живется, когда вокруг столько девчонок. Вот уж не знаю, но мне всегда нравились девушки, а теперь у меня их целых три! (Смеется.). В этом году Pearl Jam исполнилось двадцать лет. Вы возьмете паузу после тура? В год нашего 21-летия мы, наверное, и могли бы остановила, чтобы отпраздновать, тем более что группа наконец достигнет возраста, дающего законное право употреблять алкоголь! По пока что нас все устраивает.

Если подумать: когда я слушал "The Kids Are Alright" The Who в 1980 году, они выступали уже пятнадцать лег и это казалось вечностью. И The Band на. момент их последнего л айва, заснятого Скорсезе в "Тоследнем вальсе", были вместе тоже что-то около пятнадцати лет. Вы превосходно пережили первые пятнадцать лет! Бывают группы, которые после пятнадцати лет не выдерживают давления времени, но мы, должен сказать, справились и при этом никогда не выглядели уставшими.

И к тому же мы никогда не были так сильны, как сейчас: пусть мы и не бросаемся больше на ударную установку, но когда мы выходим на сцену, мы по-прежнему те еще звери. А вот 92-й и 93-й ты, я думаю, напротив, не хочешь даже вспоминать: ведь вы чуть было все не бросили тогда. Мы никогда всерьез не рассматривали мысль о том, чтобы все бросить, мы только пытались снова взяться за руль, найти иной путь или же приостановить ход.

В какой-то момент мы переглянулись и спросили друг у друга: да кто вообще ведет, блин? Я думаю, это был просто-напросто вопрос выживания: мы не хотели сделать пару дисков, не зная, что случится потом. Такие группы долго не живут. Вспомни, какие ссоры бушевали среди Ramones, не говоря уже о "роллингах" или тех же The Who. В Pearl Jam по сравнению с ними царили мир и согласие.

Честно говоря, мне вообще сложно понять, из-за чего музыканты начинают убивать друг друга. С нами такого не случалось. Могу сказать, что если ты живешь что законам пассивной агрессивности, это делает твою жизнь значительно хуже. Мне случилось однажды встретить Пита Тауншенда в аэропорту Хитроу, но я не поздоровался, потому что незнаком с ним. Ты никогда не брал у него интервью? Я пытался, но безуспешно. Не знаю, что тебе сказать. Может быть, ты и правильно не поздоровался.

Когда люди чем-то заняты, никогда нельзя знать, как они от- реагируют. Вот я сам чрезвычайно открыт и щедр на общение, но иной раз - к примеру, в аэропорту, приглядывая за детьми и чемоданами, - я мог бы прореагировать совершенно иначе. Если дела не ладятся, ты рискуешь по-другому взглянуть на легенду, которую довелось встретить. Когда ты видишься с Тауншендом, о чем вы говорите, о музыке или об обычных вещах?

Он был кумиром твоего детства, верно? Это длинная история. Конечно, наша дружба -настоящая. Пик наших отношений пришелся на то время, когда мы сыграли пару концертов дуэтом. Мы выступали в Нью-Йорке и Чикаго и на телешоу. Мы даже не особенно репетировали, но было чертовски приятно слышать оба голоса и смотреть, как он осваивает гитарные фразы из моих песен.

Это гораздо больше, чем просто поболтать или провести время вместе. Но настоящие уроки жизни эти люди мне преподали своими дисками и концертами. Хотя когда оказывается, что ты общаешься с реальными людьми, то узнаешь истории, которые по-настоящему бесценны. Это как передача эстафеты, не правда ли? Например, ты получаешь доступ ко всем деталям историй, о которых только слышал или читал в каких-нибудь интервью. Я проводил много времени с Джоном Энтвислом (басист The Who, умер в 2002 году - прим. IiS).

Он пользовался славой самого спокойного из всех участников своей группы, а когда говорил, был похож на историка, - он помнил невероятные вещи. Однажды вечером в гостинице я взял буклет из бокс-сета "Maximum Rn В".Я спрашивал что-нибудь вроде: "Где была сделана эта фотография?" - а он пускался в 20-минугные рассказы, приводя две или три разные истории.

Мы перелистали весь буклет, от обложки до последней страницы, и он говорил мне про Кита Муна, про костюм скелета, про Ронни Вуда и про все остальное. Как можно забыть такое? Вот это и есть настоящее веселье. Ты коллекционируешь записи The Who? Уж их альбомы-то у тебя наверняка все есть. В двадцать три года я думал, что у меня уже есть все. А первые два года с PearlJam я, думаю, вообще ни разу не слушал The Who- мы были слишком захвачены нашими вещами.

Потом я начал путешествовать по Европе и узнал, что есть магазины бутлегов в Кэмдене и других местах, - у меня было все, что вышло в Соединенных Штатах, но мне не хватало многого из того, что можно было найти только в Европе. Снова появился энтузиазм, и поскольку я говорил об этом в интервью, фанаты начали посылать мне записи The Who. Бутлеги на пластинках и кассетах за четыре года удвоили мою коллекцию.

Собран две полки лайвов на виниле, ты имеешь право гордиться этим. Есть, правда, одна проблема: у меня нет времени их послушать, но круто, что у меня они стоят. Один врач, друг моего друга, чей список раритетов и дисков, которых уже нет в продаже, занимает восемь страниц, сумел достать для меня экземпляр первого концерта The Who, на котором я был в 1980 году. Это было как найти Святой Грааль.

Что ты думаешь о фильме, который снимает о Pearl Jam Кэмерон Кроу? Все будет на уровне. Мне нравится идея музыки в кино, где ты можешь рассчитывать на отличный звук. На меня самого оказали влияние фильмы, посвященные группам, такие как "Rust Never Sleeps" (документальная лента о Пиле Янге 1979 года - прим. RS), "The Kids Are Alright" (хроника первых пятнадцати годов карьеры The Who - прим. RS) или фильмы The Beatles.

Сегодня безусловно лучше, чем раньше, поскольку качество изображения и звука в кино сильно продвинулось. Тебе ведь уже приходилось работать над фильмами? Я делал это всерьез лишь однажды. Мы записали несколько песен для кое-каких саундтреков, но "В диких условиях" (фильм Шона Пенна 2007 года - прим. RS) - это отдельный разговор, потрясающий опыт.

Действительно прекрасный подарок. Вы возвращаетесь в Европу. Берлин по-прежнему твой любимый город Старого света? Конечно! Там есть речка с такими волнами, что можно заниматься серфингом. Ко1да видишь человека, который гуляет по центру с доской под мышкой и в мокром комбинезоне, то думаешь: какого черта он делает? Мы шли за ним до этой самой маленькой реки, и я вернулся туда той же ночью - это было невероятно.

Говорят, серфинг для тебя чуть ли не главное в жизни. Да. Вода делает тебя смиренным независимо от того, где ты находишься. Она помогает тебе сконцентрироваться, помогает чувствовать себя живым. И в любом случае мы все вышли оттуда, гак что быть в воде - это вроде как вернуться к истокам, в мамины руки. Когда ты занимаешься серфингом, видишь волны, которые прошли расстояние в двести миль и затем взрываются, словно фейерверки, а ты сверху, черт возьми.

В одной из новых песен "Amongst The Waves" я как раз пою об этом. Когда дела идут хорошо, ты можешь оседлать самые высокие волны. Нужно ценить хорошее, потому что не всегда все бывает гладко. Я бы сказал, что песни альбома "Backspacer" отнюдь не радостные. Кстати, как тебе сейчас Обама? По-прежнему идут две войны, по-прежнему повсюду наши солдаты, но кое-что изменилось: сейчас у нас сеть кто-то, кого стоит поддерживать, а не кто-то, кого необходимо сместить. Это самая значимая перемена в американской истории за всю мою жизнь.