Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Фильм Инсеминоид
Год выхода: 1981.
Жанр: фантастика.
Режиссер: Норман Джей Уоррен.

Есть фильмы, над которыми не властны время; зритель и даже режиссер. Есть фильмы; которые по количеству штампов и дурацких сюжетных находок просто обязаны занять свое место в истории мирового кинематографа. Имя 68-летнего Нормана Дж. Уоррена до сих пор не упоминалось в нашем топе "Ста худших фильмов всех времен". Но не потому, что недостоин, а потому, что из выдающихся творений мастера трудно выделить что-то одно - все чудо как хороши! Уоррен начинал в 70-е годы, набивая руку на "фильмах для взрослых". А когда решил, что эти рамки ему тесны, изобретательно перенес совокупления в космос и сделал персонажей инопланетянами.

Заурядные порнушки мигом обрели статус "фантастических триллеров", проложив себе дорогу к широкому зрителю. Уоррен лепил их без устали на протяжении всех 80-х годов. А мы теперь в затруднении - что номинировать из столь разнообразного наследия? Сюжет о двух лесбиянках, к которым является пришелец- каннибал, чтобы устроить премиленькую групповушку ("Инопланетная жертва"), или картину о трех инопланетянках на летающей тарелке, похитивших четырех землян, чтобы устроить премиленькую групповушку ("В открытом космосе")?

И все же достоверностью фабулы, философским подтекстом и глубиной раскрытия темы сисек эти картины затмевает другая работа Уоррена - "Инсеминоид". На ней и притормозим, разглядывая конструкцию шедевра. Земные археологи повадились на планету Ксена: там в мрачных катакомбах обнаружилось нечто вроде мавзолея вымершей цивилизации. Основав в пещерах базу, археологи принимаются за кропотливые исследования. Как все это выглядит на экране?

По коридорам из гофрированного картона бродят три стахановца в строительных комбинезонах, к которым намертво пришиты мотоциклетные шлемы. А к шлемам по бокам, в районе ушей, приварено по фонарику, делающих из астронавтов форменных чебурашек. Они расходятся на десять метров друг от друга, строго предупреждая: "Дальше не уходи, я хочу, чтобы тебя было все время слышно".

Это дает живое представление о связи будущего: пара уоки-токи, работающих в радиусе детской комнаты. В шахте обнаруживается загадочное место: на стене - гипсовая надпись по картону, таинственное слово из трех букв. Под надписью кто-то навалил кучу из кристаллов Сваровски. Навалил недавно: куча еще дымится. Рядом на камне аппетитно разложена ажурная слизь, которая взрывается при приближении землян. Следующая сцена закономерна: двое астронавтов волокут третьего.

Его шлем измазан так, словно на него нагадил вылупившийся из слизи гигантский голубь. Астронавт в коме, состояние критическое. Но это не мешает ему сжимать цепкой мародерской рукой кристаллы Сваровски. Что он хотел с ними делать - украсить костюмчик? Оправиться от потрясения бедолага не смог - и помер. Экипаж начинает мозговой штурм: "Давайте об этом поговорим", "Просто сделаем это", "Мне кажется, нам стоит это обсудить", "Это просто наша работа".

Как ни странно, это совершенно не помогает понять причину взрыва. Может быть, что-то прояснит ажурная слизь, остатки которой соскребли со стенки и унесли на анализы? Ведь лаборатория базы оснащена нехило: пробирка с зеленкой, пробирка с марганцовкой, перегонный куб и огнетушитель. Тайна слизи будет раскрыта! Уцелевший астронавт, тоже слегка отрехтованный взрывом, ведет себя неадекватно. Выпучив глаза, он крадется коридорами и шустро прячется за углом. Уловка проходит на ура: погоня проскакивает мимо.

Притом что у беглеца включены оба фонаря на шлеме! Так кто ж тут на голову ушибленный? Вскочив на дрезину (первейшее средство для передвижения на других планетах), беглец удирает с базы в катакомбы. Сделать это нетрудно, учитывая, что база из картона отделена от пещер из картона только картонной дверью. Но если в одном картоне тепло, то в другом - аж минус восемьдесят семь градусов. Хотя на глаз и не скажешь. Поэтому за беглецом погналась лишь та астронавтиха, которая забыла перед сном снять скафандр. Через пару шагов девушка падает и застревает ногой в проломе пола.

Вдобавок у нее сломался в костюме обогрев. При такой везучести только в русскую рулетку играть. Коллеги с нескрываемым любопытством наблюдают через дверь. Самый умный (кибернетик, наверное) подсказывает: чтобы починить обогрев, надо соединить желтый и синий проводок. Попавшая в беду умна, она знает слово "гипотермия". Но соединить желтый и синий проводок - слишком сложная, не поддающаяся быстрому осмыслению команда. Астронавтиха рыдает и призывает товарищей ей помочь.

Разумно: ведь проводков два, а значит, и соединять их должны два человека. Однако коллеги настаивают, что с бедой надо справиться самостоятельно - и тоже по-своему правы. Ведь пока спасатели будут надевать скафандры, они могут пропустить что-нибудь интересное. Когда кажется, что дело совсем швах, гениальная догадка озаряет девушкино чело. Она снимает шлем, берет циркулярную пилу и отпиливает себе ножку. Упростила задачу про проводки! Однако не учла маленькой детали: с отпиленной ножкой уже не дойти до двери.

Эх, все равно ничего не получилось! - и героиня на глазах у потрясенных коллег переходит в состояние льда. Эстафету бессмысленных подвигов перехватывает другая участница экспедиции - она простреливает ушибленного взрывом астронавта бластером. Хотя он, как товарищ Саахов, ничего не делал, только вошел - на базу, по малой нужде (при -87 страшно замочиться). Но его замочили самого.

Экспедиция села думать снова. Почему все, кто столкнулся с кристаллами Сваровски, становятся ку-ку? Может, кристаллы их едят? И как расшифровать слово из трех букв? В поисках разгадки они сосредоточенно разглядывают всей командой пробирку с черной жидкостью (у кого-то с почками не в порядке). Но ответа не находят. Тут оказывается, что это - лишь прелюдия. А главное действо, вот оно: посреди пустой комнаты стоит астронавтиха Сэнди, одолеваемая Некими Предчувствиями.

Поэтому Сэнди на манер Веры Холодной делает глазами "блым-блым", а фоном играет соната "Чукчи в космосе" из трех нот: "дрын- дрын", "бзздэнь-бзздэнь" и "пииу-пииу". На детских утренниках при такой музыке обычно появляется медведь со словами: "Скирлык-скирлык на липовой ноге". Здесь тоже без явления не обходится: в комнате материализуется единственный уцелевший абориген планеты Ксена.

Выглядит он как плод страстной любви мухи с жабой и похож на героя "Маппет- шоу", а не на персонажа фильма ужаса. Зато он умеет срывать одежды взглядом! Голая Сэнди лежит на столе, вращающемся в пространстве (спецэффект!), получает укольчик в попу и раскрывает от ужаса рот, где отчетливо видны многочисленные пломбы. Вот так номер - они у астронавтихи будущего железные!

Это ж какой катаклизм должен был случиться на Земле, что стоматология настолько деградировала? - размышляет зритель. Но недолго, потому что меж раздвинутых коленок Сэнди начинает медленно, но неуклонно продвигаться вперед стеклянный зеленый шест. Именно таким половым органом наделила аборигена природа Ксены и развращенная фантазия Нормана Дж. Уоррена. Горячий парень, этот Жабомух: минус 87 - а какова эрекция! Напугана до бесчувствия, но макияж не растеряла - такой обнаруживают Сэнди коллеги, не подозревая, что девушка вынашивает Инопланетное Зло.

Ведь она понесла от Жабомуха в ночь не то сына, не то дочь, а может, обоих сразу. Теперь понятно, почему фильм называется "Инсеминоид"? Мне, кстати, непонятно - я бы назвал фильм "Глубокая глотка". Именно в этом приеме и заключается игра актрисы Джуди Гизон, которая только и умеет что распахивать рот, выражая разные чувства - от "Меня что-то пучит" до "Кажется, я залетела".

Ее укладывают в токарных очках (на съемочной площадке завалялся реквизит от предыдущего фильма, жаль не использовать), чтоб ничто не мешало девушке прокрутить в голове наиболее приятные моменты соития с Жабомухом. В эротических фантазиях она и проводит все время. Но однажды в голове раздаются сигналы "пи-и-ип, пи-и-ип". Это подает голос уцелевшая ажурная слизь. Она подсказывает Сэнди сменить пищевой рацион. Если беременных землянок обычно тянет на солененькое, то Сэнди с инопланетными эмбрионами внутри до смерти хочется отведать коллег.

Коллеги воюют против Сэнди бензопилой, горелкой и шприцем со снотворным. Сэнди гасит их бомбочками. Но жертва одна - зритель, полуживой от диалогов типа: "А что такое горелка?" - "Это такая штука, которая может прожечь ее насквозь".

Закусив очередным товарищем, Сэнди начинает рожать. Мы снова разглядываем пломбы, хотя изучили их уже лучше ее дантиста. Девушка не с того конца производит детей: отпрыски Жабомуха смело могли бы покинуть маму через рот, не смазав помады. Перед такой пастью Джулия Роберте нервно курит в углу. На свет появляются два пластиковых гомункулуса (лично приобретенных Норманом).



xxx фото viagra without a doctor prescription