Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Кэйти Перри и ее семья
Правила внутреннего распорядка в семье были весьма эксцентричными. "Я, например, не имела права сказать, что мне повезло, - мама требовала, чтобы мы говорили "мы благословлены". Она как огня боялась пылесосов марки Dirt Devil, а пицца "Дьябло" у нас в семье называлась "Анджело". Еще мне не разрешали есть хлопья Lucky Charms, подумаю, тут все дело в сахаре, - говорит Перри с хитрой улыбкой. - Подозреваю, тут мама меня обманула".

Зачастую родителям Кэйти приходилось ехать на другой конец страны, чтобы выступить с проповедью перед пятью слушателями, а большую часть своего времени они раздавали листовки на улице, однако у них не было ни малейших сомнений в том, что они на верном пути. "На теле отца четыре татуировки, и все - с именем Иисуса. Еще мои родители практиковали "говорение на языках". Отец говорил, а мать трактовала. Такой у них был дар". Трое детей Хадсонов, включая Кэйти, тоже говорили на языках. "Для меня это так же естественно, как сказать "передай соль", - заявляет Перри.

Во многих религиях медитация и пенис выполняют роль молитвы. Говорение на языках ничем от этого не отличается - это секретный язык, с помощью которого ты напрямую обращаешься к Богу. Если я чувствовала, что надо помолиться, но сама не могла облечь это в слова, то позволяла моему духу говорить за меня". Пение в церковном хоре тоже было для Кэйти делом привычным, однако она не думала о том, чтобы сделать это своей профессией, пока ее сестра Анджела не вернулась после каникул у крестных с записями госпелов.

Родители всегда говорили Перри, что пение - это Божий дар, и когда она решила развивать свои способности, полностью ее поддержали. Сначала Кэйти выступала дважды в неделю на местном фермерском рынке, где вдобавок к вокальным данным демонстрировала недюжинные ораторские способности. На старой видеозаписи, которую она мне показывает, Перри с микрофоном в руке и обворожительной улыбкой сообщает публике: "Если вы не живете во имя Христа, то, скажу вам по правде, ваша жизнь пуста и лишена всякого смысла". Когда Кэйти было тринадцать, родители отвезли ее в Нэшвилл, чтобы она смогла начать карьеру исполнительницы госпелов. Через пару лет ей удалось подписать контракт с маленькой звукозаписывающей фирмой. На промо-постерс артистка была запечатлена с выражением экстаза на лице, "лесбийским" ежиком на голове и кучей браслетов-резинок на запястьях. "Я была современной христианкой", - говорит она.

Уже тогда у Перри был секрет: она мечтала стать поп-певицей. "Когда я оказывалась в гостях у друзей, сразу включала MTV, - рассказывает Кэйти. - Ребята говорили: "Ну что ты прилипла к ящику? Пойдем чем-нибудь займемся". Но меня было не оторвать от телевизора. Я ждала, когда на экране появятся Гвен Стефани, Аланис Мориссст или Ширли Мэнсон. Я с ума по ним сходила".

Перри начала сомневаться, все ли в ее жизни идет правильно, когда ее лейбл закрылся. "Моя карьера исполнительницы госпелов зашла в тупик", - рассказывает она. Кэйти взялась за гитару и стала сочинять песни про любовь и мальчиков - ничего общего с религиозными песнопениями. "Мне надо было освободиться, - говорит она. - Для меня было важно понять, что, например, геи или евреи - такие же люди, как все. Когда родители перестали меня повсюду сопровождать, я вдруг обнаружила, что у меня есть право голоса.

Оказывается, я сама могу решать, чем мне заниматься! Я словно губка стала впитывать то, чего была лишена: музыку, кино. Я была любопытна как кошка". Сейчас перри по-прежнему близка с родителями. "В молитвах они, должно быть, просили Господа, чтобы Кэйти стала великой исполнительницей госпелов, новой Кристал Льюис, - говорит Анджела. - Когда два года назад дочь Хадсонов прославилась на совсем другом поприще, они были слегка шокированы, но быстро справились с ситуацией".

Родители остаются врагами поп-культуры, поэтому Перри старается не посвящать их в детали своей личной жизни. "Только когда мне был двадцать один год, я на девичнике у кузины призналась маме, что занималась сексом, - говорит Перри. - "Знаешь, мам, я уже не девственница. Кстати, передай-ка мне кусочек пиццы "Дьябло". На следующий день Перри навещает студию в Голливуде.

Артистка одета в нежно-голубой сарафан и туфли на плоской подошве, а на лице нет и намека на косметику - ничего общего со вчерашним имиджем. Но главное, что она явно не в духе. Карамельная отдушка, которой предполагается ароматизировать упаковку альбома "Teenage Dream", пахнет как-то не так.

К тому же The Beach Boys сочли партию СнупаДогга в "California Gurls" нарушением своих авторских прав. Перри устраивается на красном бархатном диване и нервно машет рукой. "Поскольку кредит The Beach Boys - это последнее, что я хочу видеть на своем альбоме, то нам эти слова придется убрать". - "Просто ты хочешь кредит Брайана Уилсона, а не Майка Лава", - говорит ее менеджер.

"Заметь, не я это сказала". Несколько часов спустя Перри садится в черный "ауди" и отправляется в репетиционную студию, расположенную на расстоянии нескольких кварталов отсюда. "Чувствуешь? Из кондиционера тянет немытыми письками, - заявляет она. - Ты уж извини за вонизм, надо будет его в ремонт отдать". Б студии в этот день репетирует группа Леонарда Коэна, а помещение напротив занимает M.I.A. "Мне нравится M.I.A., но не думаю, что это взаимно, - говорит Перри.

"Кэйти - средняя дочь в семье и всегда любила покрасоваться, - говорит ее старшая сестра Анджела, которая сейчас живет в Лос-Анджелесе, где работает эвент-менеджером. - Вообще-то у нас вся семья такая: мы любим дурачиться, устраивать что-то вроде шоу".

Однако Перри развлекается иначе, нежели ее родители - проповедники-евангелисты, которые уже много лет проводят большую часть жизни в миссионерских разъездах по всей Америке. Правила в семье были суровые: Кэйти запрещались танцы, вечеринки с участием мальчиков, школьные уроки сексологии, а также любые проявления поп-культуры, будь то музыка, журналы или телепередачи. "Я знала о существовании ада с той минуты, когда научилась понимать смысл слов, - говорит Перри.

У меня были фетровые маты с изображением Сатаны и грешников, издающих скрежет зубовный". В отличие от Большинства христиан-евангелистов, в юности Хадсоны вели мирскую и далеко не безгрешную жизнь. (Перри взяла себе девичью фамилию матери, чтобы ее не путали с Кейт Хадсон.) В "дохристианскую эпоху", как называла эти годы ее мать, отец Перри Кит вовсю хипповал. Если верить его рассказам, он поставлял кислоту Тимоти Лири и играл на тамбурине на одной сцене вместе со Sly A nd The Family Stone.

Но однажды, когда он решил заночевать в яблоневом саду в Уэнагчи, штат Вашингтон, у него было видение: перед глазами у Кита стали появляться, сменяя друг друга, отрывки из Священного Писания. "Кто знает, что он там принимал?" - говорит Перри. Мать певицы Мэри родилась в зажиточной семье из Санта-Барбары (ее брат Фрэнк Перри стал режиссером и снял фильм "Дорогая мамочка" с Фэй Данауэй).

В юности она как-то раз тусовалась в компании Джими Хендрикса. "Я когда узнала об этом, то говорю ей: "Ну что ж ты с ним не переспала? Была бы я Кэйти Хендрикс - настоящая рокерша". Мэри вышла замуж за бывшего гонщика, потерявшего ногу в аварии, и вместе с ним перебралась на ферму в Зимбабве. Официально они занимались разведением орехов макадамия, но в реальности промышляли контрабандой, перевозя антикварные драгоценности внутри протеза.

После развода Мэри вернулась в Америку, где работала репортером на радио ABC и брала интервью у Джимми Картера и Мохаммеда Али, а потом ее послали делать репортаж о бдениях евангелистов. Оказавшись в Лос-Анджелесе на сходке христиан под руководством сестры Кита, бывшей танцовщицы "Фоли-Бержер", Мэри в одночасье обрела и любовь к Господу, и нового мужчину. Семья порвала с ней всякую связь. "Сводные братья матери убедили ее родителей, что она свихнулась на почве христианства, - говорит Перри. - После этого она могла рассчитывать только на себя".

Работа миссионера-фрилансера не самое хлебное дело, так что семейству Хадсонов приходилось несладко. "Нам случалось есть из того же бака, в котором готовили еду для участников службы, и меня это дико смущало, - рассказывает Кэйти. - Еще был момент, когда мы пользовались продовольственными карточками, но даже говорить об этом не хочу. Не хочу, чтоб люди думали, будто этими жалостливыми историями я пытаюсь заработать дополнительные очки".

Я любила смотреть, как она красит свои потрясающие губы. Я тогда совсем теряла голову". Теперь сама Перри тратит по два часа в день на то, чтобы создать свой образ - нечто среднее между королевой бурлеска и японской девочкой-тинейджером.



Консультант по контекстной рекламе.