Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Музыкант Уайклеф Жан
Когда Уайклеф Жан узнал о поразившем Гаити 12 января землетрясении магнитудой семь баллов по шкале Рихтера, он немедленно принялся за дело. Жан, член диаспоры, эмигрировавшей в США в семидесятых, тотчас вылетел на родной остров, чтобы оказать посильную помощь.

Перед тем как кандидатура экс-лидера группы Fugees Уайклефа Жана была снята с президентских выборов в Гаити, музыкант изложил свои взгляды на реформы в стране, с которой его связывают только происхождение и спартанский оптимизм. Прибыв в Порт-о-Пренс, музыкант первым делом отправился на встречу с президентом страны Рене Превалем. "Мой самолет приземлился на Гаити через сутки после землетрясения. Я посмотрел в полные страдания глаза президента, и он сказал: "Вы не представляете, что творится в городе. Просто конец света".

Вскоре Жан увидел все сам. Порт-о-Пренс был разрушен. На улицах на картоне лежали дети с оторванными конечностями. Раненые корчились от боли, унять которую было невозможно из-за не хватки морфия. Двести тридцать тысяч жителей Гаити были объявлены погибшими. Повсюду безо всякого санитарного контроля возникали палаточные городки. Гуманитарная помощь шла изо всех концов света, но недостаточно быстро, чтобы облегчить страдания людей. "Все было ужасно. Кругом царила разруха. Это был страшный, неописуемый удар". Масштаб бедствия, поразившего стран); нельзя преувеличить. Из-за примитивной системы здравоохранения, проблемы которой были очевидны еще задолго до землетрясения, Гаити занимает первое место в Западном полушарии по уровню детской смертности. Подавляющее число гаитян, имеющих по возрасту право голосовать, младше тридцати лет. Большинство из девяти миллионов человек, населяющих страну, живет менее чем на два доллара в день.

Жан обеспокоен нетолько ужасными страданиями, выпавшими на долю народа Гаити, но и тем, что в сложившейся ситуации власти страны не оправдали ожиданий граждан. Уайклеф считает, что политики старшего поколения не могут понять чаяний многочисленной гаитянской молодежи, поэтом)'пятого августа, за два дня до окончания регистрации кандидатов, он удивил весь мир заявлением, что будет участвовать в президентской гонке. "Я воодушевляю молодежь, появляюсь в проблемных районах, где процветает бандитизм, и говорю им: "Сложите оружие, возьмитесь за работу".

Старая гвардия немедленно возмутилась. "Меня называли главарем банды", - говорит Жан. Противники, среди которых оказался и Прас Мишель, бывший соратник по группе Fugees, ставят под сомнение опыт и компетентность Уайклефа, сравнивая его с Сарой Пэйлин. Жана укоряли в том, что он не знает французского, языка гаитянской элиты. Вскоре после того, как музыкант подал свою кандидатуру, злопыхатели начали утверждать, что он не имеет права участвовать в президентской гонке, так как в последние пять лет не проживал на Гаити.

Жан воспринял это как знак того, что истеблишмент его боится. "Барак Обама стал основателем нового молодежного движения, так чем я хуже? Президентом должен стать "гражданин мира", способный работать с источниками финансирования со всего света. Нам не нужен просто еще один гаитянин, который только и умеет, что говорить по-французски. Я уверен в своих силах и смогу сплотить молодежь нашей планеты".

Жан - самый известный уроженец Гаити, и на родине его считают символом национальной гордости, редким для бедствующей страны примером успеха. Уайклеф прекрасно знает историю своего народа и полон небывалой уверенности в себе. Его главное преимущество перед соперниками - непоколебимая убежденность в собственной правоте и добродетельности.

Уайклефа раздражает, когда о нем говорят как о вульгарном гангстере, прилетающем в Порт-о-Пренс на выходные на частном самолете, чтобы сфотографироваться среди обездоленных и дать бестолковые указания насчет того, как следует вести дела организованного им фонда Yele Haiti. Музыкант всеми силами пытается доказать, что этот образ не имеет ничего общего с реальностью.

Девятого августа мы провели в нью-йоркском офисе двухчасовую встречу с Уайклефом, на которой он рассказал нам о своем решении занять президентский дворец Гаити -монументальное здание, сильно пострадавшее при землетрясении. На Жане костюм в полоску и красный галстук. Он говорит, что воплощает новый стиль руководства - прагматичный и прогрессивный, но по-рокерски бесшабашный. Его так же, как Боба Марли, любят в бедных районах и так же, как Боно, уважают в Давосе. Одним из его ближайших советников в президентской гонке является Керри Кеннеди, 50-летняя дочь покойного Роберта Кеннеди. Они так сработались, что Уайклеф шутливо называет себя ее братом.

Планы у Жана грандиозные: он хочет раскошелить богатых друзей и с помощью многомиллионных инвестиций превратить Гаити в туристический рай. Некоторые его идеи проникнуты идеализмом: он мечтает сплотить враждующие гаитянские племена и группировки: "Если бы я был очередным поп-музыкантом, возжелавшим стать президентом, то меня бы не стали звать на встречи с политиками. Но я уже давно веду общественную деятельность и участвовал, среди прочего, во встречах с представителями ООН и Всемирной продовольственной программы". Не боитесь ли вы, что недоброжелатели легко могут поставить вашу компетентность под сомнение? Пока я не лез в политику, всем хотелось заручиться моей поддержкой. А как только я заявил о желании баллотироваться, оппозиция сразу начала изыскивать пути помешать мне участвовать в выборах.

Они просчитывают ситуацию наперед, ищут способ поставить мне мат, как в шахматах. Это невозможно игнорировать. Но у меня есть юридическая поддержка. А что если вам все-таки не удастся попасть в список кандидатов? Уйдете ли вы с политической арены без лишнего шума? Если я не попаду в список, мне придется признать законную силу такого решения, чтобы не провоцировать общественные беспорядки.

В конце концов, закон есть закон. Но это не значит, что мы не будем противостоять нашим оппонентам, если заподозрим нечестную игру. Даже если меня исключат из списка кандидатов, я продолжу заниматься тем, чем занимаюсь, до самого дня выборов 28 ноября. Почему вы решились на участие в президентской гонке? Я извлек важный урок из катастрофы, произошедшей в Гаити.

Я осознал важность инфраструктуры. В Америке мы считаем развитые коммуникации чем-то само собой разумеющимся и об этом не задумываемся, но если в стране не развита инфраструктура, улучшить условия существования не удастся. А если хочешь, чтобы дороги и прочее было создано, необходимо вовлекаться в политический процесс. Когда вы приняли окончательное решение?

После землетрясения ко мне стали обращаться кандидаты на пост президента Гаити, их было так много, что я опешил. Как-то мы с братом сидели и он сказал: "Клиф, слушай, тебе все названивают, просят поддержать. Так почему бы тебе не выставить на выборы собственную кандидатуру? Ведь молодежь Гаити не доверит власть никому другому". Что вы хотите донести до молодежи? Я думаю, что молодые гаитяне не потеряли надежды, несмотря на произошедшее землетрясение.

Я видел, как нарядные ребятишки шли в школы, хотя вокруг них царила разруха. Дети Гаити очень любят учиться. Но многие семьи просто не могут позволить себе дать им образование. Я говорю даже не о высшем образовании, а о самых основах и базовом профессиональном обучении. Обещают, что Гаити получит миллиарды долларов гуманитарной помощи. Мы создадим новые рабочие места, нам понадобятся квалифицированные кадры. Чтобы они появились, нужно дать молодежи образование.

Тот, кто голосует за меня, доверяет мне свою жизнь. Я считаю, что даже если я пока не знаю ответов на все вопросы, я должен обратиться к людям и сказать: "Вот что я хочу сделать, а вот препятствие, которое не дает мне это осуществить. Я жду решения проблемы, оставайтесь со мной. Я не забыл о вас, у меня есть план помощи Гаити".