Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Птицы и дельфины покрытые нефтью
В заливе уже были замечены так называемые "пьяные" дельфины - они подплывают слишком близко к берегу и ведут себя неадекватно. Последствия разлива сейчас лучше всего видно на Кэт-Айленде - небольшом островке неподалеку от побережья Луизианы. Это настоящий птичий базар, где водятся коричневые пеликаны, большие белые цапли и розовые колпицы. Нефть, которую принесло сюда приливом, покрыла и часть самого острова, и его обитателей.

Это загрязнение не так бросается в глаза, как у измазанных нефтью птиц, которых обычно показывают в новостных программах. Но незаметно - не значит безопасно. "Мы часто видим птиц с мокрым насквозь оперением - не исключаю, что это побочный результат воздействия диспергентов, - говорит Мелани Дрискол из Национального общества Одюбона по сохранению дикой природы. - Будет ли их легче спасти, чем птиц, которые покрыты нефтью с ног до головы? Не знаю.

Мы не знаем, что станет с ними через несколько недель или месяцев. Не знаем, как это повлияет на репродуктивную способность. Если говорить начистоту, это выглядит как уравнение с массой неизвестных. И это беспокоит меня больше всего". Каждое утро с частных аэродромов в Луизиане и Миссисипи поднимаются десятки легких самолетов, чья задача - обнаруживать нефть на поверхности залива.

Высмотрев очередное пятно, переливающееся всеми цветами радуги, пилоты передают информацию Нику Бенсону, представителю компании O'Brien's Response Management, которая помогает нефтяным компаниям справляться с последствиями утечек. Бенсон, выросший неподалеку от этих мест, находится в полной боевой готовности: пять карандашей в кармане, два BlackBerry в руках и не сходящее с лица выражение озабоченности.

Достаточно понаблюдать за работой Бенсона десять минут, и вам станет понятно, почему BP с таким энтузиазмом пускает в ход диспергенты. Скиммеры неуклюжи, медленно работают и часто ломаются. Зато диспергенты действуют моментально. Получив информацию об очередном пятне, Бенсон высылает на место специально оборудованный самолет, несущий на борту порядка 7,5 тысяч литров химикатов.

Машина снижается над водой, как для бомбардировки, и распыляет химикаты из установленных на крыльях насадок. "Сбрасывает груз" - как выражается сам Бенсон. Точечные бомбардировки нефтяных пятен с воздуха придают всей операции военный оттенок. На этой войне химикаты выполняют роль радиоуправляемых самолетов, которые используются в войне против Талибана. В иные дни самолеты совершают до семи вылетов - в середине мая BP распыляла над заливом до 90000 литров ежедневно.

Когда администрация Обамы потребовала, чтобы BP сократила использование диспергентов, компания запросила в Агентстве по защите окружающей среды (ЕРА) разрешение на использование химикатов на глубине 1500 метров. "Они утверждали, что это позволяет уменьшить распыление с воздуха", - говорит Лайза Джексон, глава ЕРА. Проблема в том, что закачанные на глубину химикаты распространяются в воде еще быстрее, но Джексон это не остановило, и запрос был одобрен. "Это было самое трудное решение в моей жизни", - утверждает Джексон. Вскоре, однако, выяснилось, что BP своих обещаний не держит.

Вместо того чтобы сократить использование диспергентов на поверхности воды, компания подвергла залив настоящей химической атаке. К тому же используемый компанией корексит был во всех смыслах не лучшим средством борьбы с аварией. Из 18 диспергентов, одобренных к использованию ЕРА, 12 являются более эффективными и менее токсичными. Представители компании объяснили свое решение тем, что склады корексита находятся в непосредственной близости от места аварии.

Но возможно, дело не только в этом. Среди руководителей фирмы - производителя корексита фигурируют ветераны нефтяного бизнеса: бывший вице-президент Exxon Mobil Дэниел Сандерс и бывший исполнительный директор BP Родни Чейз. Не имея возможности повлиять на BP, Джексон решила спрятаться за бюрократическими формальностями. "Если это вещество разрешено к использованию, - заявила она 12 мая, - мы не будем этому препятствовать". Однако уже несколько дней спустя она изменила точку зрения и заявила в Сенате, что ее ведомство "работает над тем, чтобы как можно скорей доставить в зону аварии не столь токсичные диспергенты".

Еще через неделю ЕРА издало директиву, которая обязывала BP в течение суток перейти на менее опасное вещество. На это Даг Саттлс, один из руководителей компании, заявил, что его компания будет использовать корексит и впредь. С тех пор в океан попало четыре миллиона литров диспергентов. В конце мая ЕРА совместно с Береговой охраной выпустили еще один документ. Агентство требовало, чтобы BP отказалось от использования диспергентов на поверхности за исключением "особых случаев", которые требовалось каждый раз согласовывать с Береговой охраной.

Также были установлены лимиты применения диспергентов: не более 60000 литров в день на глубине, а общий объем химикатов должен был сократиться на 25 процентов. Успешной судьбу этого документа не назовешь. BP начала обращаться в Береговую охрану ежедневно - и неизменно получала там полное одобрение, распыляя на поверхности 37000 литров каждый день.

Лимит применения диспергентов под водой тоже был превышен. Хотя действия BP входили в явное противоречие с директивой ЕРА, Джексон продолжала делать вид, что все идет по плану, поскольку ежедневный объем использования диспергентов был ниже пикового значения, составлявшего 300 тысяч литров. "Если бы у меня закрались малейшие подозрения в том, что BP не исполняет принятых на себя обязательств, я бы отправилась прямо к президенту, - говорит она - Не стоит думать, что кто-то водит пас за нос. Мы все прекрасно понимаем, что без компромиссов эту проблему не решить". На обратном пути с Кэт-Айлонда мы обнаруживаем, что пролив запружен баржами и транспортными судами, направляющимися к месту аварии.

Сам пролив - очень уязвимая зона: именно здесь загрязненные нефтью воды имеют шанс просочиться на прибрежные заболоченные территории. Чтобы защитить внутреннюю бухту, губернатор Джиндел планирует возвести каменные заграждения. "Очень плохая идея, - говорит Дениз Рид из Университета Нового Орлеана, которая считает, что заграждения, препятствующие естественному течению, принесут больше вреда, чем пользы. По Джиндел не слишком об этом печется. Его задача - заработать лишние очки в политическом противостоянии с администрацией Обамы, которая в ситуации с аварией показала себя совершенно беспомощной". Юристы будут еще долго судить-рядить, сколько именно нефти утекло, каков масштаб экономического ущерба и какая компенсация должна быть выплачена пострадавшим.

Потери ловцов креветок подсчитать несложно, как и урон местной туриндустрии. Но кто сможет оценить в деньгах гибель дельфинов и морских черепах? Кто выставит счет за разрушенную экосистему? И по какому курсу подсчитывать страдания людей и животных, вызванные воздействием токсичных паров?

Естественно, BP истратит миллионы долларов на адвокатов, чтобы оставить эти вопросы без ответа. Сточки зрения политики любой нефтяной разлив - все равно что авария на шахте или крушение самолета. Он непременно вызывает к жизни целый ворох нормативных документов, призванных гарантировать, что подобная ситуация больше не повторится.

После разлива на скважине BP от нефтяных компаний наверняка потребуют дополнительных гарантий безопасности. Пе исключено даже, что на бурение будут наложены какие-то ограничения. Но все это окажется не более чем очередной главой в длинной истории, повествующей о разрушительной нефте-зависимости Соединенных Штатов. "Авария могла бы стать поворотным моментом, - говорит эколог Карл Сафина - Мы могли бы сделать из нее правильные выводы. Политический курс должен измениться - мы должны полностью исключить ископаемое топливо из национальной энергетической программы. Иначе этот ночной кошмар останется с нами навсегда". "Точечные бомбардировки нефтяных пятен с воздуха придают всей операции военный оттенок. На этой войне химикаты выполняют роль радиоуправляемых самолетов, которые используются в войне против талибана".