Musicbox - Современная музыка и культура
Контактные данныеICQ: 9344857
E-mail: muzykanassviazala@mail.ru
Телефон: +7 (915) 148-31-71
Рок музыкант John Mellencamp
Ти-боун вернет сделает титана американы из кого угодно, будь то Роберт Плант, Элвис Костелло, Джейкоб Дилан или бомж из соседней подворотни (на очереди Элтон Джон и его совместный диск с Леоном Расселом). С Меллснкампом, впрочем, ему слишком возиться не приходится - только успевай подхватывать.

Если на их первой копродукции, позапрошлогодней "Life, Death, Ixwe And Freedom", еще случались рецидивы радиоформата, то на этом диске поиск своего места в пейзаже корневой музыки носит уже совершенно безотчетный характер. Новая пластинка обернулась паломничеством по местам боевой славы: музыкант отправился в Мемфис, на легендарную элвисовскую Sun Studio, а также в Gunter Hotel в Сан-Антонио, где записывал свои шеллаки Роберт Джонсон (Мелленкамп даже вселился в ту самую комнату, где жил блюзмен). Треки писались на портативной студии 1955 года, на один микрофон, в моно.

В итоге вся чертова дюжина песен оказалась пронизана энтузиастом архивиста (взять хотя бы джонсоновские дельта- маньеризмы в "Right Behind Me"). Новообретенная свобода и расслабленность самовыражения не могли не привести Мелленкампа к новым шедеврам, из которых особенно выделяется "Love At First Sight" - блестящий образчик сжатого ироничного нарратива а-ля Хэнк Уильяме. Пластинка заканчивается натруженным грудным смехом артиста - творчество и счастье, как и полагается, должны идти рука об руку.

С Андреем Бухариным. Rowland s howard. Отнюдь не все рок-н-ролльные ангелы саморазрушения могут похвастаться, как Кит Ричарде или Оззи Осборн, что никакие излишества их не берут. Некоторые, уцелев в молодые годы, умирают все равно до обидного рано. Вот так в декабре прошлого года в пятидесятилетнем возрасте ушел из жизни Роуланд С. Хоуард, икона австралийского андеграунда (The Birthday Party, Crime And The City Solution, These Immortal Souls).

Хоуард был классическим примером теневого героя, когда при всей его влиятельности большая часть славы и известности доставалась все же другим - Нику Кейву, например. Манера игры Ховарда на гитаре, которую я бы окрестил "белым каторжным блюзом", сформировала дикий саунд не только The Birthday Party, но и кейвовских The Bad Seeds, хотя с ними он играл всего пару раз уже в девяностые годы.

Сейчас в Европе и, соответственно, в России издан последний, и всего второй, сольный альбом Хоуарда "Pop Crimesкоторый он, к счастью, успел записать (уже будучи смертельно больным). В Австралии диск, опять же к счастью, был выпущен еще в прошлом году, за пару месяцев до смерти артиста, и тот успел порадоваться всеобщему восторгу, что вызвала эта запись. "Pop Crimes"- и в самом деле шедевр.

Эти восемь песен - один сплошной визионерский фильм-нуар, в котором бывалые мужчины не ждут пощады от Бога. Особенно безнадежный мрак сгущается к середине диска в треке"Nothin'", просветление же наступает ближе к финалу в балладе "Ave Maria", чтобы опять рухнуть в шумовую пропасть финальной мантры "The Golden Age Of Bloodshed". Но самый удивительный трек диска -это неожиданный кавер на "Life's What You Make It" медитативных романтиков Talk Talk - с одной стороны, легко узнаваемый, а с другой - превращенный в какой-то тягучий сеанс гипноза.

Альбом записан втроем - со старым соратником и другом Миком Харви на барабанах/клавишах и басистом/скрипачом Джей Пи Шило - без лишних шума и грязи, но не настолько скупо, чтобы совсем уж не вспомнить "небо над Берлином" и нойзовые вакханалии The Birthday Party. Пожалуй, именно такой пластинки лично я не могу уже больше десяти лет дождаться от Ника Кейва.

Cowboy Junkies.
Классики альт-кантри держат марку в свое время их версия "Sweet Jane" перекинула от альтернативного рока к кантри мостик, превратившийся за двадцать лет в магистральный путепровод. Но едва ли какую-нибудь группу сегодня можно назвать последователями Cowboy Ju nkies - никто и не пытался подобрать комбинацию блюза, рока, кантри и джаза, из которой рождается магия их тоскливых песен. "Renmin Park" - достойное пополнение каталога, не уступающее шедевру среднего периода "Ореп" (2001). Пасторальная легкость, отличавшая первые записи группы, давно уж ушла без следа, уступив место торжественному сплину.

А вот аранжировки остались столь же хитроумными и неброскими - леденящий твин-пиксовский хоррор сочится из тягучих и монотонных композиций совершенно незаметно и неотвратимо. Другим козырем Cowboy Junkies остался голос Марго Тимминс, глубокий, шелковистый, с гулкими гипнотическими интонациями. Новая работа этой уникальной вокалистки, входившей в свое время в список "самых красивых" журнала People, - достойный повод ознакомиться с альбомом.

Pulp. Different Class, 1995.
У Джарвиса Кокера было одно принципиальное преимущество перед Галлахерами, Албарном и Бреттом Андерсоном - возраст. Других отцов-основателей брит-попа он опережал в жизненном пути на че- тыре-пять лет, которые вместили в себя целую культурную эпоху и подарили Джарвису совершенно специфический взгляд на девяностые. Не забывайте: первая пластинка Pulp вышла в 1984 году - Кокер был человеком восьмидесятых, ставшим героем девяностых. Связанная с этим неизбежная ирония была в полной мере прочувствована и реализована именно на"Different Class".

По сути, этот альбом есть не что иное, как сборник едких критических эссе по поводу пост- рейверской эйфории cool-Британии девяностых сточки зрения артиста, промаявшегося в глухом андеграунде все тэтчеровские восьмидесятые. Именно этот временной зазор в ответе за хогартовскую человеческую комедию "Mis-Shapes" и "Live Bed Show" и, разумеется, за яростный вопль пролетарской души "Common People"(нельзя не оценить знаковую иронию того, что именно страстное слово в защиту низшего класса сделало Кокера миллионером).

Без этого остранения не было бы ни пронзительной ностальгии "Something Changed", ни антирейверской юморески "Sorted For E's And Wizz", ни даже нахальной"I Spy"- плагиаторского эксперимента по скрещиванию Джеймса Бонда, петшопбойзовской It's А Sin" и "You, Me And World War Three" Гэвина Фрайдэя. Джарвис ставит финальную точку в забеге своей шеффилдской души, потерявшейся в Лондоне девяностых, только там, где это возможно, - в "Баре "Италия", что по адресу Фрит-стрит, дом 22.

Каждый, кто хоть раз пил ночью в Сохо, знает это место - единственное во всем квартале греха, открытое всю ночь. Похмелье лирического героя Кокера - той самой заплутавшей "маленькой души" - наступит через два с половиной года, в эпоху "Help The Aged" и "This Is Hardcore". Но это уже совсем другая история и совсем другая эпоха.

Nonesuch.
Концептуальная сюита от гранд-дамы нью-йоркского авангарда. Супруга Лу Рида привозила эту программу в Москву аж позапрошлогодней весной - тогда, живьем, в филармоническом покос Дома музыки, "Homeland." произвел нешуточное впечатление. Но в законченном студийном виде левоцентристская сюита Андерсон производит впечатление скорее точечно.

Прежде всего - номерами вроде "Only An Expert", фирменной Лориной spoken-word-скороговорки, на сей раз озвученной дигитальным стаккато Кирана Хебдена (Four Tet) и жирной фидбек-грязыо Рида. С другой стороны, компактные вещи типа "Falling" заставляют вспомнить, что пятнадцать-двадцать лет назад Андерсон выпускала альбомы вполне элегантного авант-попа а-ля Брайан Ино (в том числе и под его руководством).

В остальном хочется смаковать частности: трагическую скрипку Эйвинда Канга, привычные подвывания Энтони, а также хорошо контролируемое саксофонное насилие от Джона Зорна (совершенно убийственное под занавес "TheBeginning Of Memory"). Все это слегка разбавляет скучноватый минималистический коктейль, в процессе употребления коего рука тянется включить следующий трек немного чаще, чем того хотелось бы.



Секс индустрия России. порно порно Сплошная порнуха чернуха.